Реальная политика ведет к потеплению в отношениях России и Франции

Начатая Парижем и Москвой гуманитарная операция в Сирии вызывает неоднозначную реакцию, однако в любом случае становится подтверждением военной победы Дамаска.

Речь идет не о резком вираже, а долгом и осторожном повороте на небольшой, но стабильной скорости. Первая встреча в Версале в мае 2017 года разбила лед. В июне 2018 года в Санкт-Петербурге Владимир Путин и Эммануэль Макрон смогли улучшить двусторонние отношения, на которых все еще лежит отпечаток аннексии Крыма, войны на Украине и вмешательства в выборы. В бывшей имперской столице президент Франции отметил «растущую роль» России в мире и на Ближнем Востоке. По его словам, он верит в европейский характер и судьбу страны. Последним эпизодом стал финал Чемпионата мира по футболу в Москве, где у Путина и Макрона появился конкретный символ новой связи России и Франции.

Хотя Эммануэль Макрон и не добился от Владимира Путина освобождения украинского режиссера Олега Сенцова, который два с половиной месяца назад объявил голодовку в российской тюрьме (французский лидер просил об этом российского коллегу в частном порядке), они все же начали совместную гуманитарную операцию в Сирии. В пятницу российский Ан-124 доставил 50 тонн французской гуманитарной помощи из Шатору на базу Хмеймим, в генштаб российских операций в Сирии. Помощь должны распределять (в теории под надзором ООН) в Восточной Гуте, которую отбили войска Башара Асада в начале весны.

ЧТОБЫ ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ, ПЕРЕЙДИТЕ НА СЛЕДУЮЩУЮ СТРАНИЦУ
Pages — 1 2

Не забудьте поделиться этой статьей со своими друзьями!